Свита СС: чем занимались там немецкие женщины

Адольф Гитлер полагал, что женщина в немецком обществе не должна воевать или служить в каких-либо силовых структурах. Уделом «настоящей арийки» считались исключительно домашнее хозяйство и семья.

Начавшаяся в 1939 году Вторая мировая война внесла коррективы в эти представления. Развернутая по всем фронтам бойня требовала все новых человеческих ресурсов. Мужчины шли на фронт, и в тылу образовывалось множество вакантных должностей. Их и стали занимать женщины. Особенно преуспели в этом СС и гестапо.

Согласно правилам, представительницы слабой половины человечества служить там не могли, однако им была предоставлена возможность вступить в эсесовские вспомогательные подразделения. Принятые туда женщины делились на две категории: сотрудницы службы связи, делопроизводители и тому подобный обслуживающий персонал и свита СС – надзирательницы в концлагерях.

От кандидаток в сотрудницы свиты СС из первой категории требовалось обладание минимальными навыками того дела, которым они собирались заниматься. Для них также были установлены жесткие ограничения по возрасту (от 17 до 30 лет) и по этнической принадлежности: должны быть немками (или другими «арийками») и не должны иметь родственников из числа представителей «низших рас». Желающая подавала специальную анкету с указанием личных данных, после чего проверяли ее политическую благонадежность и отсутствие у нее судимости. По завершении обучения профессии будущие сотрудницы сдавали экзамены, в том числе на знание нацистской идеологии.

Еще одно вспомогательное подразделение – свита СС, в которую входили надзирательницы концентрационных лагерей. В немецких газетах того времени периодически размещались объявления, приглашающие женщин на такую службу. При выборе кандидаток преимущество отдавалась «социально компетентным», которые ни разу не были привлечены ни к административной, ни к тем более уголовной ответственности. Еще один пункт – политическая благонадежность. Будущие надзирательницы в течение своей жизни не должны были иметь никаких дел с социалистическими, коммунистическими, либеральными и иными политическими силами, оппозиционными правящей нацистской партии.

Были также и возрастные ограничения, правда, не столь жесткие, как в первом случае. На работу в свиту СС брали девушек и женщин в возрасте от 21 года до 45 лет, при этом они должны были обладать крепким здоровьем и выносливостью. Все кандидатки представляли свою биографию и направление от службы занятости. Отобранных отправляли на курсы продолжительностью от одного до шести месяцев. Им объясняли правила поведения с узниками, внушали полное безразличие к их страданиям. Давали указания, как применять силу, а также рассказывали, что ждет надзирательниц за близкую связь с заключенными.

По имеющейся статистике, в 1942-1945 годах через женский концлагерь Равенсбрюк прошли в качестве надзирательниц порядка 3,5 тысяч немок.

О жестокости свиты СС ходили легенды, а самих этих женщин называли «белокурыми чудовищами». Больше всех на почве издевательств над узниками концлагерей «прославилась» 22-летняя Ирма Грезе, которая работала в Равенсбрюке, Берген-Бельзене и Аушвице. Избивая и всячески унижая несчастных, она получала удовольствие. Грезе наслаждалась страданиями заключенных, когда расстреливала их, травила голодными собаками, загоняла в газовые камеры.

Источник ➝

Что нашли в кабинете Константина Черненко, который занял Михаил Горбачев

Всякий раз после смерти того или иного партийного руководителя в его кабинете проводилась своеобразная «ревизия». Аналогичной процедуре подвергся и кабинет Константина Черненко, на смену которому пришел Михаил Горбачев. Однако вместо документов в письменном столе и сейфе Черненко обнаружили пачки денег.

Кабинетные «ревизии»

Как пишет Александр Байгушев в своей книге «Партийная разведка» со ссылкой на слова помощника Константина Черненко Виктора Прибыткова, после кончины любого партийного лидера все находившиеся у него документы изымались, систематизировались и отправлялись в секретный сектор.

Подобные архивы имелись почти у всех работников высокого ранга. Так, по свидетельствам того же Прибыткова, Анастас Микоян оставил после себя не менее трех грузовиков бумаг. Именно поэтому, как утверждал Виктор Васильевич, Микоян и был непотопляем. А вот шкафы и сейф в кабинете Михаила Суслова оказались абсолютно пусты. Бесследно исчезла даже «особая» папка, содержимое которой было засекречено.

Как бы то ни было, подобные «ревизии», которые происходили после смерти очередного политработника, не являлись чем-то из ряда вон выходящим. Аналогичной процедуре подверглись предметы мебели и сейфы Константина Черненко. Черненко скончался от остановки сердца в марте 1985 года. Тогда же, как указано в энциклопедии «Кто есть кто в мире» (главный редактор Г. П. Шалаева), на пост генерального секретаря ЦК КПСС был выдвинут Михаил Сергеевич Горбачев. Сразу после Пленума, участники которого единодушно избрали его главой партии, Горбачев изъявил желание перебраться в кабинет покойного предшественника. Этому событию, как и прежде, предшествовала своеобразная «инвентаризация».

Забитые ящики стола и сейф

В первую очередь после смерти Константина Черненко следовало изъять все документы, хранившиеся в кабинете генсека. Именно для этой цели в помещение, которое занимал Черненко, и пожаловали сотрудники ЦК. Как писал А. С. Грачев в издании «Кремлевская хроника», партийцев изумил не только беспорядок в кабинете. Дело в том, что в письменном столе Константина Устиновича были обнаружены целые пачки денежных банкнот. Причем, деньги были рассованы по всем ящикам, а вот никаких деловых бумаг и в помине не было. Впрочем, по словам Александра Островского, автора книги «Кто поставил Горбачева?», сам Грачев не мог быть среди непосредственных свидетелей «ревизии», а лишь передавал слухи, циркулировавшие в Кремле.

Между тем факт наличия денег в кабинете Константина Черненко подтверждал и помощник Михаила Горбачева Анатолий Черняев. В своих мемуарах «Шесть лет с Горбачевым» Черняев писал о том, как один из его приятелей по имени Николай, специалист-шифровальщик, открывал для генсека сейф: Константин Устинович позабыл код. Когда дверца сейфа наконец распахнулась, Николай увидел внутри только одну тоненькую папку с документами, остальное же пространство было занято пачками денег. Поэтому вряд ли деньги, которые Черненко бережно складывал в ящиках стола и сейфе, были всего лишь плодом воображения кремлевских жителей.

Происхождение денег

Но если все это правда, то возникает другой вопрос: откуда у Константина Черненко было столько денег? Историки и биографы предлагают несколько объяснений. Например, Александр Островский, автор книги «Кто поставил Горбачева?», утверждает, что банкноты могли быть либо так называемой «черной кассой», либо взятками, которые в свое время брал Константин Устинович. Однако Николай Зенькович в своем издании «Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина» уверенно заявляет о том, что в коррупционных схемах Черненко замечен не был. И именно потому, что подобного компромата на него не нашлось, многие глумились над состоянием здоровья Константина Устиновича, а также обзывали его главным в стране бюрократом.

Леонид Млечин, автор книги «10 вождей: от Ленина до Путина», осторожно намекает на то, что Черненко мог контролировать бюджет и расходы коммунистической партии страны. А Борис Шапталов на страницах издания «Россия в поисках эффективности» предполагает, что Константин Устинович, находясь на полном государственном обеспечении, таким образом попросту «складировал» свою заработную плату. За тот год, что Черненко находился на посту генерального секретаря, денег и в самом деле могло скопиться немало. «Показательно, что «борцу за социальную справедливость» в голову не пришло отдать не нужные ему деньги детскому дому» - пишет Шапталов.

Популярное в

))}
Loading...
наверх