Почему русские эмигранты стали возвращаться на Родину при Сталине

Иосиф Сталин – одна из самых противоречивых личностей в российской истории. На его неполные 31 год правления приходятся мощный экономический рывок и страшнейший голод, победа над фашизмом и массовое подавление инакомыслия, сразу две волны эмиграции и столько же – реэмиграции.

Бежали и от войны, и от Советов

В 1922 году Сталин занял пост генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии СССР – высшую партийную, а после смерти Владимира Ленина в 1924 году – фактически высшую руководящую должность в государстве.

К этому моменту, по разным подсчётам, страну – Российскую империю и позднее Российскую республику – покинули более миллиона человек. Так, по данным Красного Креста, речь идёт о 1,19 миллионе человек на 1 ноября 1920 года; по оценке Лиги Наций – о 1,4 миллиона к августу 1921-го. А, например, историк Владимир Кабузан называет цифру в пять миллионов эмигрировавших из России в период с 1918 по 1924 год – времена Гражданской войны и становления советского государства.

Впрочем, значительный отток населения, вызванный внутренним конфликтом в стране, к моменту окончательной победы большевиков и образования СССР сошёл на нет. Уже в 1921 – 1925 годах значительная часть эмигрантов вернулась в РСФСР, УССР и Советский союз. В результате в 1926 году число бежавших за границу русских, по данным Лиги Наций, снизилось до 755,3 тысячи человек. В организации на этот момент насчитали также около 200 тысяч армянских эмигрантов. Немалую роль в возвращении многих сыграли окончание Гражданской войны и появление на развалинах Российской империи твёрдой власти – советской.

Однако в те годы были и те, кто покидал родину по причинам, далёким от бытовых трудностей внутренней междоусобицы. Их эмиграция получила название «Белой» и была связана с бегством из страны несогласных с коммунистической идеологией и неготовых с ней мириться военных, дворян, интеллигенции. Свою роль при этом сыграла и начатая ещё Лениным борьба с инакомыслием, апогеем которой стал «Философский пароход». Большинство бежавших по идеологическим причинам находили работу за границей, трудились и умирали в дали от дома – в США, Франции, Великобритании или, чуть ближе, в Чехословакии. Многие, как, например, философы Иван Ильин и Питирим Сорокин, до конца жизни оставались противниками большевизма, но при этом не упускали из вида всё, что происходит в России.

Вместе с тем были и те, кто в итоге начинал симпатизировать Советам и принял решение вернуться домой. Способствовало этому, в частности, принятое в 1921 году постановление ВЦИК РСФСР о восстановлении в правах отдельных категорий лиц, распространённое затем
"на всех находящихся на Дальнем Востоке, в Монголии и Западном 
Китае рядовых солдат белых армий".

В результате из 400-тысячной русской колонии в Китае только в 1922-1923 годах не менее 100 тысячи человек вернулись на родину.

Многое изменила и Вторая мировая война и в целом приход к власти в Германии Гитлера. Русские эмигранты тогда фактически поделились на два лагеря: тех, кто продолжил бороться против СССР на стороне его противников, и тех, кто принял участие в Движении Сопротивления. Историки отмечают, что вторых оказалось больше. К тому же число поддерживающих Третий рейх беженцев после появления сведений о чинимых гитлеровцами зверствах над гражданским населением стало стремительно таять.

В результате к концу войны, когда в победе СССР над нацистской Германией не было и тени сомнения, среди эмигрантов начался новый всплеск возвращенческих настроений. В 1946 году в Союзе был принят сопутствующий этому указ Президиума о восстановлении в гражданстве подданных бывшей Российской империи, проживающих на территории Франции. Согласно запискам художницы Ксении Кривошеиной, только оттуда репатриировались около двух тысяч человек. При этом затем аналогичный документ был принят и по отношению к эмигрантам, находящимся в Китае.

Однако точное число вернувшихся в послевоенный период подсчитать достаточно сложно, поскольку в этот же момент началась вторая волна эмиграции – уже в основном связанная с перемещением «ненадёжных» лиц за границы СССР. При этом, что любопытно, в период существования Советского Союза вплоть до 1975 года в РСФСР въезжало больше людей, чем выезжало.

Тоска по Родине вне идеологии

Судьба белых эмигрантов и представителей интеллигенции, вернувшихся в СССР, сложилась по-разному. Но как правило она была трагичной.

Так, в 1937 году в Советский Союз вернулся Сергей Эфрон – муж Марины Цветаевой и офицер Белой армии, впоследствии занявший более просоветские позиции и даже сотрудничавший со спецслужбами СССР. Почти сразу после возвращения своей жены-поэтессы из эмиграции в 1939 году он был арестован. А после двух лет заключения он был расстрелян, прожив при этом на несколько месяцев больше самой Цветаевой, которая покончила жизнь самоубийством.

Не менее трагичная судьба ждала одного из пассажиров «Философского парохода» философа Льва Карсавина, которого в рамной мере можно считать и эмигрантом, и возвращенцем. С конца 1920-х он обосновался в Литве, где в университете Каунаса проработал 12 лет профессором всеобщей истории. После того, как Прибалтика вошла в состав СССР, он продолжил преподавать. Но со временем его жизнь изменилась: в 1944 году он был отстранён от работы и уволен, в 1949 году арестован и обвинён в участии в антисоветском евразийском движении и подготовке свержения советской власти. Жизнь Карсавина закончилась в спецлагере в Коми.

Вместе с тем немало можно найти и довольно счастливых историй возвращения. Так, другой пассажир «Философского парохода» Валентин Булгаков - руководитель ряда литературных музеев и последователь Льва Толстого в его непротивленческом учении - в 1948 году вновь принял советское гражданство. Он поселился в Ясной Поляне, где в течение почти 20 лет был хранителем дома своего наставника. Спустя десять лет он даже был принят в члены Союза писателей СССР и написал ряд очерков, которые были опубликованы.

История Булгакова показывает, что не ко всем эмигрантам отношение советской власти было предвзятым. Впрочем, отрицать того, что последняя относилась к ним с подозрением, тоже нельзя.

Иван Рощепий

Источник ➝

Ялтинский бильярд, сталинская кладка Карта послевоенного мира определялась на рубеже Висла – Одер

75 лет назад за «круглым столом» в Ялте три лидера определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира на полвека вперед. Военной прелюдией исторической встречи в верхах стали события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах.

В декабре 1944 года Берлин решился на отчаянный шаг, инициатором которого был Гитлер. Германское командование, собрав в кулак крупные силы, в том числе бронетанковые, начало контрнаступление в Арденнах и в Эльзасе. Оно стало последней серьезной попыткой гитлеровского режима изменить ход войны.

Англо-американские войска оказались в сложном положении…

А на Восточном, советско-германском фронте ранним утром 12 января 1945 года началась знаменитая Висло-Одерская операция – стратегическое наступление советских войск на правом фланге, в районе между реками Висла и Одер (Oder по-немецки, Odra по-польски и по-чешски). Она проводилась силами 1-го Белорусского (командующий – Георгий Жуков) и 1-го Украинского (Иван Конев) фронтов по 3 февраля. Однако ранее в стратегических планах советского командования 12 января как дата начала наступления отнюдь не значилось. Оно было запланировано на более позднее время – 20 января.

Как же нам не хватало этой потерянной недели, признавался маршал Конев

В чем же причина переноса начала Висло-Одерской операции? В первые дни нового года премьер-министр Великобритании Черчилль обратился к Сталину с просьбой начать операцию раньше. Сэр Уинстон полагал, что неожиданное наступление русских отвлечет крупные силы вермахта с западноевропейского фронта и облегчит положение англо-американских войск в районе Арденн. Советское Верховное главнокомандование с пониманием отнеслось к этой просьбе и дало положительный ответ. Командующие фронтами получили распоряжение ускорить подготовку операции. Таким образом Сталин пошел навстречу союзникам и приказал перенести ее начало с 20 на 12 января.

Но приказать легко. А сделать? Начать на неделю раньше масштабные наступательные действия огромных сил и средств – дело очень сложное. «Как же нам не хватало этой потерянной недели!» – откровенно скажет потом маршал Конев.

К тому времени расстановка сил была следующей. Двум советским фронтам противостояли три немецкие армии: 400 тысяч человек и несколько тысяч единиц техники. Помимо сплошных линий обороны общей глубиной до 600 километров противник создал несколько укрепрайонов. В 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах насчитывалось 16 общевойсковых, четыре танковые и две воздушные армии – в общей сложности два миллиона человек и более 45 тысяч единиц техники. Это была самая крупная группировка войск, когда-либо сформированная для проведения стратегической операции.

Сергей Круглов
Сергей Круглов – единственный чекист,
удостоенный звания рыцаря Британской империи

Наступление на рубеже Висла – Одер было неудержимым. Стремительность обуславливалась мощным первоначальным ударом, большой пробивной силой и высокой мобильностью советских войск, широким маневром и тесным взаимодействием. Исходный плацдарм для наступления находился на территории Польши, а расширен был уже на территории Германии. Темп наступления на рубеже Висла – Одер не снижался ни днем, ни ночью. На протяжении 20 дней наши войска продвигались на 20–30 километров в сутки, а танковые армии – до 70 километров. И прорвали немецкую оборону на Висле, где им противостояли войска группы армий «А».

Уже 14 января 1945 года Гитлер был вынужден отдать приказ о передислокации главных сил вермахта из района Арденн на восток. Только с 15 по 31 января против советских войск, стремительно продвигавшихся к границам рейха, было переброшено восемь немецких дивизий, в том числе четыре танковые. Это существенно облегчило положение союзников, сняв угрозу их разгрома.

Что же касается переброски немецких войск из Арденн на восток, то противнику это уже не помогло. В ходе Висло-Одерской стратегической операции бойцы Красной армии 17 января освободили Варшаву, 19-го – Краков. Этот красивейший древний город был занят немецкими оккупантами в 1939 году и стал административным центром германского генерал-губернаторства на территории оккупированной Польши. Перед отступлением гитлеровцы планировали взорвать Краков, но советским войскам удалось предотвратить эту акцию. А в Бреслау и Познани были окружены крупные группировки противника. В освобождении своей родины совместно с РККА участвовала 1-я армия Войска польского. Но свобода далась дорогой ценой: в польской земле захоронены 600 тысяч погибших и умерших от ран советских солдат и офицеров.

3 февраля наступление Красной армии на Висло-Одерском рубеже успешно завершилось. По масштабу действий и результатам оно стало одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной. Были полностью разгромлены 35 немецких дивизий, еще 25 потеряли от 50 до 70 процентов личного состава. Свыше 150 тысяч солдат и офицеров противника были взяты в плен. Германские части лишились нескольких тысяч единиц боевой техники. Потери советских войск – более 100 тысяч человек, две тысячи единиц техники.

В тяжелых зимних условиях всего за 23 дня войска двух советских фронтов армии не только продвинулись вперед и освободили большую часть Польши и значительную часть Чехословакии – они вышли к Одеру и оказались на рубеже, где начиналась подготовка к взятию столицы нацистского рейха…

Висло-Одерская операция имела особое значение в стратегическом взаимодействии Москвы, Лондона и Вашингтона на Европейском ТВД, укрепив взаимное доверие между руководителями СССР, Великобритании и США. Становилось очевидным, что Германия уже не в состоянии вести боевые действия на два фронта, победа союзников не за горами.

Примечательно, что Висло-Одерская стратегическая наступательная операция завершилась за день до начала исторической Крымской (Ялтинской) конференции (4–11 февраля).

«Священная корова» Рузвельта

3 февраля во второй половине дня личный самолет Рузвельта с опознавательными знаками ВВС США и бортовым номером 272252 приземлился на аэродром близ поселка Саки в северной части Крыма. Это был четырехмоторный трансконтинентальный S-54R с собственным именем Sacred Cow («Священная корова»), специально оборудованный для главы государства: президентский салон, два помещения для помощников и конференц-зал, спальная каюта, радиотелефон, электрический лифт для инвалидного кресла – Рузвельт не мог самостоятельно передвигаться из-за паралича ног.

Во время войны он преодолел на своем самолете десятки тысяч миль над Америкой и Атлантикой. Побывал в Иране, на Мальте, в Крыму, в Египте... И ни одной поломки! История создания президентского S-54R такова. В 1938 году фирма «Дуглас» (Douglas) изготовила четырехмоторный пассажирский самолет DС-4 для трансконтинентальных линий. Когда США вступили во Вторую мировую войну, усовершенствованная к этому времени машина был принята на вооружение ВВС под кодовым обозначением С-54 «Скаймастер» (Skymaster), то есть «Хозяин неба». Всего до 1947 года было выпущено 1163 машины.

Самолет массово изготовлялся в нескольких модификациях. Лайнер с индексом R, построенный в единственном экземпляре, предназначался для дальних перелетов Франклина Рузвельта. Экипаж – семь человек, на борту могли разместиться 15 пассажиров. Внешне самолет ничем не отличался от собратьев, разве что своеобразной надписью на борту.

Рузвельт прилетел в Крым через две недели после вступления в должность президента на четвертый срок. На борт поднялись нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус. Президенту помогли разместиться в стоявшем рядом с самолетом «Виллисе». Машина была без тента, с опущенным лобовым стеклом, со специально сконструированным сиденьем для президента и правосторонним поручнем. На этом джипе, за рулем которого сидел наш водитель в гражданской одежде, Рузвельт объехал строй почетного караула. Кстати, Красную армию он всегда называл Русской.

Спустя 20 минут после посадки «Священной коровы» на таком же «Скаймастере» американского производства, но с опознавательными знаками Британии в Саки прилетел Черчилль. Вместе с англосаксонскими лидерами в Крым прибыли их дочери – Анна Беттигер и Сара Черчилль. Дочь британского премьера была в военной форме. Она служила в должности командира отделения женского вспомогательного корпуса ВВС.

А первым в Крым приехал Сталин, даже дата была символичной – 1 февраля. Спецпоезд вождя проделал путь от Москвы до Симферополя за сутки. Но высоких гостей Дядя Джо по каким-то причинам встречать на аэродроме не стал. Хотя и уведомил их о том, что он уже на месте. Как бы там ни было, американского президента и британского премьера встречали по высшему разряду. Почетный караул, оркестр. И роскошный по военным меркам стол с напитками и закусками: водка, коньяк, вино, «русский чай» с лимоном, икра, семга…

Дорога в бронированных ЗИСах от аэродрома до Ялты заняла у высоких гостей несколько часов. Крым был освобожден от оккупантов меньше года назад – в мае 1944-го, и были еще видны последствия боев: руины, сгоревшая техника…

Все дело в фамилии Круглов

Ялтинская конференция проходила с 4 по 11 февраля. Семь официальных заседаний с участием лидеров и три встречи министров иностранных дел проходили за большим круглым столом в Белом зале Ливадийского дворца и в бильярдной. А большинство фотографий, в том числе знаменитый портрет главных участников, было сделано в Итальянском дворике. Рузвельт дал два приема в честь Сталина, хозяйкой на них была дочь Анна.

Рузвельт прилетел в Крым после вступления в должность президента на четвертый срок

За охрану, обеспечение гостей и организацию приемов отвечал первый заместитель наркома внутренних дел СССР Сергей Круглов. Позднее ему были пожалованы звание рыцаря Британской империи, английский орден Бани и американская медаль. Так Круглов вошел в историю как единственный чекист, получивший этот эксклюзивный титул. «Все дело в фамилии Круглов», – судачили тогдашние конспирологи. В самом деле, именно за круглым столом три мировых лидера на полвека вперед определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира. Несмотря на противоречия и разногласия, порой очень острые, великие политики и государственные деятели умели находить взаимоприемлемые решения.

В цепкой памяти трех главных участников конференции были свежи события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах. Они стали военной прелюдией исторической встречи в верхах.

Именно в Ялте были разработаны условия капитуляции гитлеровской Германии и разделения ее на оккупационные зоны. Три лидера обещали сохранить единство военного времени, создать условия для безопасного и продолжительного мира посредством «согласованной политики» трех держав в разрешении политических и экономических споров. Было решено создать международную организацию для поддержания мира и безопасности – имелась в виду ООН. Принципиально важным стало решение Сталина о вступлении СССР в войну с Японией после разгрома нацистской Германии. Обсуждалась и польская тема. Не кто иной, как советский вождь, выступал инициатором приращения польских земель на западе страны за счет территорий, ранее входивших в состав Третьего рейха.

На совместно принятых в Ялте документах, образно говоря, были и поставленные кровью подписи сотен тысяч советских солдат – участников Висло-Одерской и других крупных наступательных операций завершающего периода войны. Так что результаты конференции и роль Москвы не в последнюю очередь определялись военными успехами на советско-германском фронте. Ведь к началу конференции Красная армия уже находилась в 70 километрах от столицы «тысячелетнего рейха»…

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук

Популярное в

))}
Loading...
наверх