Золотая Звезда номер 1102

«Удивительная биография этого человека захватила меня», - говорил Борис Полевой, рассказывая о своей «Повести о настоящем человеке», в которой он, пусть и с неточностями, описал подвиг Алексея Маресьева – безногого лётчика-истребителя. Собственно, если кто-то вдруг не знает о ком идёт речь – срочно читать книгу! А есть ещё и фильм.

После выхода «Повести» жизнь Алексея Петровича прочно переплелась с книжным образом: лётчик даже не обращал внимания, когда его называли как в книге – Мересьевым. Свои характер и упорство Алексей показал ещё в юности: он с детства мечтал стать пилотом, но против был сам организм.

Мешали ему ноги –  в детстве переболевший тяжелой формой малярии Маресьев получил осложнения в виде ревматизма ног. Сам он вспоминал, как вместо путёвки в лётное училище отправился в Комсомольск-на-Амуре, на комсомольскую стройку. Врач обнадёжила: в новом климате болезнь могла отступить. Её прогноз сбылся и будущий герой смог пройти медкомиссию, сначала став авиатехником, а потом и лётчиком.

И-16

В Июле 1941-го его отправили в истребительный полк, уже в августе на своём И-16 он совершил первый боевой вылет, осенью освоил Як-1. За зиму и раннюю весну 1942-го сбил 4 самолёта, среди которых был и «Мессершмит»: Алексей Петрович был награждён Орденом Красного Знамени. 4 апреля его Як-1 был окружен немецкими истребителями, которые попытались заставить его сесть. Маресьев смог вырваться, но получил повреждение двигателя, который вскоре отказал. Попытка спланировать на замёрзшее озеро окончилась неудачей, лётчика выбросило из самолёта, он получил повреждение ног, а потом 18 дней пробирался по фактически зимнему (апрель 1942 в Новгородской области выдался морозным) лесу – пытался идти, но травмы не позволили, позже к ним добавилось обморожение. Алексей смог проползти 12 километров.

Як-1

Его подобрали жители деревни Плав, выхаживали несколько дней и смогли дать знать советскому командованию о раненом лётчике. В Госпитале Маресьев оказался спустя 4 недели после падения: ноги было уже не спасти – начались гангрена и заражение крови. Жизнь пилоту спас профессор Николай Теребинский, принявший решение прооперировать умирающего лейтенанта – ампутировать ноги до уровня голеней. Второй раз в жизни ноги мешали Алексею Петровичу подняться в небо, только в этот раз климат помочь уже не мог.

Александр Прокофьев-Северский

Соседи по палате показали Маресьеву заметку об Александре Прокофьеве-Северском, русском морском лётчике-асе времён Первой мировой, летавшем без одной ступни. Прокофьев-Северский стал для Маресьева примером, показавшим, что невозможное возможно. Мечтающий вернуться в небо инвалид буквально ожил, начал возвращать себе физическую форму и заказал протезы, стал заново учиться ходить и даже танцевать. Начались медицинские комиссии, где уже способный бегать кроссы Маресьев получал отказы после безрезультатных попыток доказать, что он способен вновь взять в руки штурвал истребителя. Через шесть месяцев после ампутации ему наконец улыбнулась удача – генерал-лейтенант авиации Белоконь всё же направил Маресьева в лётную школу, где тому предстояло снова пройти весь курс обучения и доказать свою способность летать.

Сумевший пройти обучение и вновь ставший лётчиком Алексей Петрович наконец был направлен на фронт. Назревало грандиозное сражение на Курской дуге, но фронтовики совсем не хотели пускать пилота с протезами в небо. Удача снова улыбнулась – встретился земляк, командир эскадрильи Александр Числов, позвавший его к себе. Только после этого комэск узнал об особенности Маресьева, но Алексей Петрович ухватился за шанс и предложил испытать его. На учебный бой командира эскадрильи с безногим пилотом смотрел весь полк. После этого ещё месяц Маресьева не пускали в бой – он должен был обеспечивать безопасность аэродрома.

Наконец начались бои: 6 июля 1943 года Маресьев сбил свой пятый самолёт – ещё один сто девятый мессер. Спустя две недели он за один бой сбил сразу два Фокке-Фульфа 190 и спас жизни двум нашим пилотам. За это его представили к званию Героя Советского Союза – Маресьев получил Золотую Звезду под номером 1102. После этого Василий Сталин предложил ему перевестись в Москву, в штаб ВВС. Маресьев поблагодарил, но попросил повременить с переводом – лётчик считал, что получил звание героя как бы авансом. Золотой Звездой лётчики награждались за подвиг (как раз его случай) или за количество сбитых больше 10. Алексей Петрович к тому моменту имел только 8 воздушных побед, поэтому решил всё же довести боевой счёт до необходимого количества. Да и гордость не позволяла допустить слухов о Золотой Звезде по причине инвалидности. Доведя счёт до 11 сбитых, Маресьев, уже майор, перебрался в Москву, где занялся обучением молодых пилотов, тем более опыт обучения у него был богатый: прошёл две лётных школы, перед войной сам был инструктором.

Уже в 46-м году Алексей Петрович ушел в отставку и продолжил работу в спецшколе ВВС, откуда уволился в 53-м. В 56-м стал ответственным секретарём Советского комитета ветеранов войны, в 83-м – первым заместителем председателя комитета. В этой должности он проработал до самой своей смерти.

После войны Маресьев не перестал поддерживать себя в отличной физической форме: занимался лыжами. Коньками, велосипедом и плаванием – находясь в санатории под Куйбышевом (Самарой) он смог переплыть Волгу (2200 метров) за 55 минут.

Алексей Петрович был не единственным лётчиком того времени без ног – нельзя не вспомнить про безногих лётчиков Леонида Белоусова, Захара Сорокина. Аналогичный пример мужества продемонстрировал и британский ас Дуглас Бадер. Без одной ноги летали лётчики-исребителиь Александр Грисенко и Иван Киселёв, бомбардировщик Илья Маликов, Фёдор Маслов. У немцев и японцев тоже были одноногие пилоты – пикировщик Ганс-Ульрих Рудель, истребитель Хиноки Йохеи.

Но Алексей Мересьев вписал своё имя в историю не только возвращением в авиацию после потери ног: его деятельность в Советском комитете ветеранов войны оставила заметный след в сердцах прошедших ту войну. Но было ещё одно дело, как считал сам Маресьев – самое важное.

С 1947 года 9 мая был обычным рабочим днём. 17 апреля 1958 года Маресьев направил в ЦК КПСС письмо, в котором предложил отметить 9 мая торжественными собраниями по всей стране. Годами Маресьев обивал пороги и всё же добился особого статуса для ветеранов Великой Отечественной, а День Победы стал государственным праздником только в 1965 году. В 1967 году, по совместной инициативе Алексея Петровича и писателя Сергея Смирнова, в Москве появился мемориал неизвестному солдату, где 8 мая зажгли Вечный Огонь.

Л.И. Брежнев зажигает Вечный огонь

Алексей Петрович проработал до последнего дня своей жизни. Его не стало 18 мая 2001 года, за 2 дня до 85-летнего юбилея. Всю свою жизнь он испытывал огромную боль – сначала от ревматизма, потом от протезов. Всей своей жизнью он демонстрировал несгибаемый дух русского человека, совершая невозможное и вдохновляя других. Год за годом он заботился о других и занимался патриотическим воспитанием молодёжи. Настоящий Человек!

Источник ➝

Ялтинский бильярд, сталинская кладка Карта послевоенного мира определялась на рубеже Висла – Одер

75 лет назад за «круглым столом» в Ялте три лидера определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира на полвека вперед. Военной прелюдией исторической встречи в верхах стали события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах.

В декабре 1944 года Берлин решился на отчаянный шаг, инициатором которого был Гитлер. Германское командование, собрав в кулак крупные силы, в том числе бронетанковые, начало контрнаступление в Арденнах и в Эльзасе. Оно стало последней серьезной попыткой гитлеровского режима изменить ход войны.

Англо-американские войска оказались в сложном положении…

А на Восточном, советско-германском фронте ранним утром 12 января 1945 года началась знаменитая Висло-Одерская операция – стратегическое наступление советских войск на правом фланге, в районе между реками Висла и Одер (Oder по-немецки, Odra по-польски и по-чешски). Она проводилась силами 1-го Белорусского (командующий – Георгий Жуков) и 1-го Украинского (Иван Конев) фронтов по 3 февраля. Однако ранее в стратегических планах советского командования 12 января как дата начала наступления отнюдь не значилось. Оно было запланировано на более позднее время – 20 января.

Как же нам не хватало этой потерянной недели, признавался маршал Конев

В чем же причина переноса начала Висло-Одерской операции? В первые дни нового года премьер-министр Великобритании Черчилль обратился к Сталину с просьбой начать операцию раньше. Сэр Уинстон полагал, что неожиданное наступление русских отвлечет крупные силы вермахта с западноевропейского фронта и облегчит положение англо-американских войск в районе Арденн. Советское Верховное главнокомандование с пониманием отнеслось к этой просьбе и дало положительный ответ. Командующие фронтами получили распоряжение ускорить подготовку операции. Таким образом Сталин пошел навстречу союзникам и приказал перенести ее начало с 20 на 12 января.

Но приказать легко. А сделать? Начать на неделю раньше масштабные наступательные действия огромных сил и средств – дело очень сложное. «Как же нам не хватало этой потерянной недели!» – откровенно скажет потом маршал Конев.

К тому времени расстановка сил была следующей. Двум советским фронтам противостояли три немецкие армии: 400 тысяч человек и несколько тысяч единиц техники. Помимо сплошных линий обороны общей глубиной до 600 километров противник создал несколько укрепрайонов. В 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах насчитывалось 16 общевойсковых, четыре танковые и две воздушные армии – в общей сложности два миллиона человек и более 45 тысяч единиц техники. Это была самая крупная группировка войск, когда-либо сформированная для проведения стратегической операции.

Сергей Круглов
Сергей Круглов – единственный чекист,
удостоенный звания рыцаря Британской империи

Наступление на рубеже Висла – Одер было неудержимым. Стремительность обуславливалась мощным первоначальным ударом, большой пробивной силой и высокой мобильностью советских войск, широким маневром и тесным взаимодействием. Исходный плацдарм для наступления находился на территории Польши, а расширен был уже на территории Германии. Темп наступления на рубеже Висла – Одер не снижался ни днем, ни ночью. На протяжении 20 дней наши войска продвигались на 20–30 километров в сутки, а танковые армии – до 70 километров. И прорвали немецкую оборону на Висле, где им противостояли войска группы армий «А».

Уже 14 января 1945 года Гитлер был вынужден отдать приказ о передислокации главных сил вермахта из района Арденн на восток. Только с 15 по 31 января против советских войск, стремительно продвигавшихся к границам рейха, было переброшено восемь немецких дивизий, в том числе четыре танковые. Это существенно облегчило положение союзников, сняв угрозу их разгрома.

Что же касается переброски немецких войск из Арденн на восток, то противнику это уже не помогло. В ходе Висло-Одерской стратегической операции бойцы Красной армии 17 января освободили Варшаву, 19-го – Краков. Этот красивейший древний город был занят немецкими оккупантами в 1939 году и стал административным центром германского генерал-губернаторства на территории оккупированной Польши. Перед отступлением гитлеровцы планировали взорвать Краков, но советским войскам удалось предотвратить эту акцию. А в Бреслау и Познани были окружены крупные группировки противника. В освобождении своей родины совместно с РККА участвовала 1-я армия Войска польского. Но свобода далась дорогой ценой: в польской земле захоронены 600 тысяч погибших и умерших от ран советских солдат и офицеров.

3 февраля наступление Красной армии на Висло-Одерском рубеже успешно завершилось. По масштабу действий и результатам оно стало одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной. Были полностью разгромлены 35 немецких дивизий, еще 25 потеряли от 50 до 70 процентов личного состава. Свыше 150 тысяч солдат и офицеров противника были взяты в плен. Германские части лишились нескольких тысяч единиц боевой техники. Потери советских войск – более 100 тысяч человек, две тысячи единиц техники.

В тяжелых зимних условиях всего за 23 дня войска двух советских фронтов армии не только продвинулись вперед и освободили большую часть Польши и значительную часть Чехословакии – они вышли к Одеру и оказались на рубеже, где начиналась подготовка к взятию столицы нацистского рейха…

Висло-Одерская операция имела особое значение в стратегическом взаимодействии Москвы, Лондона и Вашингтона на Европейском ТВД, укрепив взаимное доверие между руководителями СССР, Великобритании и США. Становилось очевидным, что Германия уже не в состоянии вести боевые действия на два фронта, победа союзников не за горами.

Примечательно, что Висло-Одерская стратегическая наступательная операция завершилась за день до начала исторической Крымской (Ялтинской) конференции (4–11 февраля).

«Священная корова» Рузвельта

3 февраля во второй половине дня личный самолет Рузвельта с опознавательными знаками ВВС США и бортовым номером 272252 приземлился на аэродром близ поселка Саки в северной части Крыма. Это был четырехмоторный трансконтинентальный S-54R с собственным именем Sacred Cow («Священная корова»), специально оборудованный для главы государства: президентский салон, два помещения для помощников и конференц-зал, спальная каюта, радиотелефон, электрический лифт для инвалидного кресла – Рузвельт не мог самостоятельно передвигаться из-за паралича ног.

Во время войны он преодолел на своем самолете десятки тысяч миль над Америкой и Атлантикой. Побывал в Иране, на Мальте, в Крыму, в Египте... И ни одной поломки! История создания президентского S-54R такова. В 1938 году фирма «Дуглас» (Douglas) изготовила четырехмоторный пассажирский самолет DС-4 для трансконтинентальных линий. Когда США вступили во Вторую мировую войну, усовершенствованная к этому времени машина был принята на вооружение ВВС под кодовым обозначением С-54 «Скаймастер» (Skymaster), то есть «Хозяин неба». Всего до 1947 года было выпущено 1163 машины.

Самолет массово изготовлялся в нескольких модификациях. Лайнер с индексом R, построенный в единственном экземпляре, предназначался для дальних перелетов Франклина Рузвельта. Экипаж – семь человек, на борту могли разместиться 15 пассажиров. Внешне самолет ничем не отличался от собратьев, разве что своеобразной надписью на борту.

Рузвельт прилетел в Крым через две недели после вступления в должность президента на четвертый срок. На борт поднялись нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус. Президенту помогли разместиться в стоявшем рядом с самолетом «Виллисе». Машина была без тента, с опущенным лобовым стеклом, со специально сконструированным сиденьем для президента и правосторонним поручнем. На этом джипе, за рулем которого сидел наш водитель в гражданской одежде, Рузвельт объехал строй почетного караула. Кстати, Красную армию он всегда называл Русской.

Спустя 20 минут после посадки «Священной коровы» на таком же «Скаймастере» американского производства, но с опознавательными знаками Британии в Саки прилетел Черчилль. Вместе с англосаксонскими лидерами в Крым прибыли их дочери – Анна Беттигер и Сара Черчилль. Дочь британского премьера была в военной форме. Она служила в должности командира отделения женского вспомогательного корпуса ВВС.

А первым в Крым приехал Сталин, даже дата была символичной – 1 февраля. Спецпоезд вождя проделал путь от Москвы до Симферополя за сутки. Но высоких гостей Дядя Джо по каким-то причинам встречать на аэродроме не стал. Хотя и уведомил их о том, что он уже на месте. Как бы там ни было, американского президента и британского премьера встречали по высшему разряду. Почетный караул, оркестр. И роскошный по военным меркам стол с напитками и закусками: водка, коньяк, вино, «русский чай» с лимоном, икра, семга…

Дорога в бронированных ЗИСах от аэродрома до Ялты заняла у высоких гостей несколько часов. Крым был освобожден от оккупантов меньше года назад – в мае 1944-го, и были еще видны последствия боев: руины, сгоревшая техника…

Все дело в фамилии Круглов

Ялтинская конференция проходила с 4 по 11 февраля. Семь официальных заседаний с участием лидеров и три встречи министров иностранных дел проходили за большим круглым столом в Белом зале Ливадийского дворца и в бильярдной. А большинство фотографий, в том числе знаменитый портрет главных участников, было сделано в Итальянском дворике. Рузвельт дал два приема в честь Сталина, хозяйкой на них была дочь Анна.

Рузвельт прилетел в Крым после вступления в должность президента на четвертый срок

За охрану, обеспечение гостей и организацию приемов отвечал первый заместитель наркома внутренних дел СССР Сергей Круглов. Позднее ему были пожалованы звание рыцаря Британской империи, английский орден Бани и американская медаль. Так Круглов вошел в историю как единственный чекист, получивший этот эксклюзивный титул. «Все дело в фамилии Круглов», – судачили тогдашние конспирологи. В самом деле, именно за круглым столом три мировых лидера на полвека вперед определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира. Несмотря на противоречия и разногласия, порой очень острые, великие политики и государственные деятели умели находить взаимоприемлемые решения.

В цепкой памяти трех главных участников конференции были свежи события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах. Они стали военной прелюдией исторической встречи в верхах.

Именно в Ялте были разработаны условия капитуляции гитлеровской Германии и разделения ее на оккупационные зоны. Три лидера обещали сохранить единство военного времени, создать условия для безопасного и продолжительного мира посредством «согласованной политики» трех держав в разрешении политических и экономических споров. Было решено создать международную организацию для поддержания мира и безопасности – имелась в виду ООН. Принципиально важным стало решение Сталина о вступлении СССР в войну с Японией после разгрома нацистской Германии. Обсуждалась и польская тема. Не кто иной, как советский вождь, выступал инициатором приращения польских земель на западе страны за счет территорий, ранее входивших в состав Третьего рейха.

На совместно принятых в Ялте документах, образно говоря, были и поставленные кровью подписи сотен тысяч советских солдат – участников Висло-Одерской и других крупных наступательных операций завершающего периода войны. Так что результаты конференции и роль Москвы не в последнюю очередь определялись военными успехами на советско-германском фронте. Ведь к началу конференции Красная армия уже находилась в 70 километрах от столицы «тысячелетнего рейха»…

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук

Популярное в

))}
Loading...
наверх