Марат Казей: тайна знаменитой фотографии пионера-героя

О бессмертном подвиге Марата Казея знал каждый советский школьник. Да и лицо пионера-героя было знакомо практически всем. Последний факт связан с фотографией Казея, которая украшала любое издание, посвященное героизму детей в годы Великой Отечественной войны. Правда, о том, как появился этот снимок, учебники молчали. И на то были свои причины.

Биография с «белыми пятнами»

Вообще в советские годы некоторые факты из жизни Марата Казея биографы, редакторы учебников и авторы патриотической литературы намеренно опускали.

Так, судимость отца Марата могла бросить тень на действительно героический поступок мальчика. Поэтому писатели часто ограничивались словами о том, что Казей-старший умер еще до начала войны, и мать воспитывала Марата и его сестру, Ариадну, одна. В некоторых источниках, как, например, в журнале «Воспитание школьников» за 1982 год, упоминалось, что Иван Казей служил на линкоре «Марат», в честь которого и назвал сына.

Но, как пишет Константин Залесский в большой биографической энциклопедии «Великая Отечественная война» 2013 года, Иван Георгиевич Казей ходил на линкоре «Парижская коммуна». Однако самое главное, что в 1935 году он был арестован и приговорен «тройкой» за вредительство к 10 годам лишения свободы. Казей-старший скончался в Амурлаге в 1942 году. Мать же Марата арестовывали дважды. Правда, Анна Александровна оба раза возвращалась домой. Как утверждала впоследствии сестра героя, Ариадна, именно для того, чтобы доказать, что его родители не являются врагами народа и воспитали достойного сына, Марат и совершил свой геройский поступок.

Партизанская семья

Скорее всего, на мысль податься к партизанам Ариадну и Марата подтолкнула деятельность, а потом и смерть матери. Если верить автору издания «Юные герои Отечества», Александру Бондаренко, Анна Александровна Казей, с самых первых дней войны выполняла всевозможные задания партизан и привечала в своем доме раненых. Об этом вскоре стало известно гитлеровцам. В 1942 году Анна Казей была казнена на главной площади Минска. Она оказалась жертвой одной из первых публичных казней, совершенных захватчиками в Белорусской столице. Поэтому неудивительно, что сразу после гибели матери брат и сестра оказались в партизанском отряде.

Вот только уже в 1943 году Ариадна покинула отряд, причем не по своей воле. Дело в том, что девушка отморозила ноги. Из-за развившейся гангрены, как сообщало издание «Народное образование» за 1971 год, партизанский врач ампутировал Ариадне ступни. Через несколько месяцев ее удалось переправить в госпиталь. А Марат тем временем стал опытным разведчиком. Однако в мае 1944 года в районе деревни Хоромицкие Казей и его товарищи попали в облаву. С собой у мальчика было только несколько патронов и две гранаты. Когда осталась одна граната, Марат подпустил немцев поближе и подорвал себя.

Снимок для героя

Тем не менее звание Героя Советского Союза Марату Казею присвоили далеко не сразу, а лишь через 21 год, 9 мая 1965 года. По крайней мере, именно такую дату приводят авторы издания «Страницы истории юных ленинцев» М. В. Фокина, И. Г. Гордина и Б. М. Зумакулова. Представители Президиума Верховного Совета СССР, согласно указу которого Марат Казей стал Героем уже официально, попросили его сестру Ариадну Ивановну принести самый качественный снимок брата, на котором он был бы больше всего похож на самого себя. Фотография, соответствовавшая всем перечисленным требованиям, у Казей нашлась только одна.

Тайну, которую скрывала фотокарточка Марата Казея, советские литераторы также старались не афишировать. Однако о ней поведала широкой общественности сама Ариадна Ивановна, которая, к слову, впоследствии стала заслуженным учителем Белорусской ССР и была удостоена звания Героя Социалистического Труда. Оказалось, что известный теперь снимок за два куриных яйца и кружку молока сделал немец, который заходил в дом Казеев еще в самом начале войны.

Юлия Попова

Источник ➝

Подвиг ростовских зенитчиц

Как известно, «у войны не женское лицо» - но, несмотря на это, сотни тысяч женщин и девушек в годы Великой Отечественной войны встали в строй вместе с мужчинами. Конечно, лишь малая, можно сказать мизерная их часть воевала в пехоте, артиллерии или танковых войсках - там бойцов-женщин можно пересчитать по пальцам - зато множество их оказалось в тех частях, где им было вполне под силу заменить мужчин, которые уходили непосредственно на передовую. Ведь, по первоначальной задумке, там, где служили девушки, обычно не предполагалось непосредственного боевого соприкосновения с противником.

По крайней мере - теоретически. В жизни, как всегда, получалось не так, как задумано...

Эти несколько девушек, прозванные «железными подружками», окончили военную школу ПВО в городе Батайске весной 1942 года. Противовоздушная оборона считалась вполне подходящим родом войск для женщин - большого физического напряжения (такого, как в танке - да и у пехотинца в окопе) здесь все-таки не требовалось, орудия стояли стационарно, наводились на цель сравнительно несложно (в плане физических усилий имеется в виду). Поэтому девушек брали в зенитчицы достаточно охотно.

Все экзамены нашими героинями были сданы на высшие отметки, и всем присвоили квалификацию зенитчиц ПВО. Отныне девушки должными были оберегать от воздушных налетов небо родного Ростова. Их врагами должны были стать вражеские самолеты - но не наземные войска гитлеровцев...

Донскую столицу немцы принялись бомбить уже с августа 1941 года. Гитлеровских бомбардировщиков перехватывали наши истребители. Они взлетали с полевого военного аэродрома в станице Нижне-Гниловской (ныне улица Портовая), где базировался 182-й истребительный авиаполк. Там же стояли и зенитные батареи. Осенью 1941 года для них, как и для истребителей, нашлось много работы. Как и последующей зимой - ведь Таганрог оставался в руках немцев, там имелся аэродром, и время для того, чтобы гитлеровские самолеты достигали Ростова, составляло всего двадцать минут...

В июле 1942 года началась новая ожесточенная битва за Ростов. С неба сыпались тонны бомб. Остатки истребительного полка, машины и летчиков, уцелевших в июльских боях, перебросили на запасной аэродром на Кубани. Расчеты зенитных 37-миллиметровых орудий остались одни у пустой взлетной полосы.

Батарея на Нижне-Гниловской приняла на себя основной удар фашистской авиации в эти страшные июльские дни. Перед немецким наступлением Ростов бомбили несколько суток подряд. "Хейнкели" и "юнкерсы" совершали по 1200 вылетов в сутки. И сражаться с ними в основном приходилось нашим героиням. Немного цифр: чтобы сбить один самолет, в среднем из 37-мм зенитки надо было сделать 1500 выстрелов, а для этого требовалось поднести и зарядить 1500 зенитных снарядов. Так что в среднем каждая девушка переносила по полторы тонны металла в сутки.

Но не это оказалось самым страшным. 21 июля на позиции батареи двинулись немецкие танки. Зенитчицы могли бы отступить и спастись, тем более что снаряды к орудиям были на исходе и стрелять уже было особо нечем. Тем не менее ни одна не пожелала уйти с позиций и спастись, все они приняли здесь свой последний бой. Огнем своих орудий отважные зенитчицы уничтожили два танка 5-й эсэсовской дивизии "Викинг" и несколько мотоциклов. Но снаряды закончились, и остальные танки просто раздавили орудия вместе с зенитчицами. А потом немцы не могли поверить своим глазам, узнав, что у них на пути встали двадцать юных девушек...

https://zen.yandex.ru/media/sl...

Картина дня

))}
Loading...
наверх