«Сучанская резня»: как партизаны Сергея Лазо напали на американцев

На территории России не так много мест, где русские одерживали военные победы над американцами. Одно из них – дальневосточный Партизанск (бывший Сучан). В его окрестностях летом 1919 года лесные бойцы под командованием большевика Сергея Лазо нанесли огромный урон американским интервентам.

Партизаны против американцев

Американский экспедиционный корпус на Дальнем Востоке, которым командовал генерал Уильям Грейвс, старался не вмешиваться в российскую Гражданскую войну, сосредоточившись на защите интересов Антанты.

Одним из важнейших объектов, который охраняли американцы, была Сучанская железнодорожная ветка. По ней во Владивосток перевозили уголь, добываемый на сучанских копях. Его использовали в качестве топлива на союзнических пароходах.

С весны 1919 года американское командование пыталось не конфликтовать с развернувшимся в этих местах движением красных партизан. Однако нейтралитет вскоре был нарушен. Летом 1919 года главным командиром партизанских отрядов стал член Владивостокской подпольной ячейки РКП (б) Сергей Лазо. Новый командующий изменил тактику, решив перейти к полномасштабной партизанской войне против всех - и белых, и интервентов. Под удар попали также американцы, стоявшие лагерями в Сучанской долине.

«Мы должны захватить железнодорожную ветку, взорвать подъемники, мосты, пускать под откос поезда, парализовать дорогу, чтобы белогвардейцы и интервенты не получили ни одного вагона сучанского угля», - такую задачу поставил Лазо перед своими подчинёнными (цитируется по книге его биографа Моисея Губельмана "Лазо").

Солдаты армии США оказались не готовы к стремительному наступлению партизан в июне-июле 1919 года и понесли большие потери.

Бой в Романовке

Больше всего известно об обстоятельствах ночного штурма Романовки 25 июня (в американской историографии это событие именуется «романовской бойней»). Цемухинский отряд под руководством самого Лазо атаковал лагерь 3-го взвода, стоявший на поляне в полутора километрах от села. Здесь находились в общей сложности 72 человека под командованием лейтенантов Гарри Крейгера и Лоуренса Батлера. Под покровом ночи 300 русских партизан заняли господствующие высоты и в 4 часа утра открыли огонь по спящим в палатках американцам. Интервенты были застигнуты врасплох. Батлеру, который сам получил тяжёлое ранение в челюсть, пришлось уводить своих людей с открытого пространства на окраину села. Отступление прикрывали стрелки Рой Джонс, Джордж Старки и Эммит Лансфорд.

Но неприятности ждали американцев и в самом селе. Не меньше 10 человек подстрелил, не выходя со своего двора, крестьянин Мина Пастухов, вооружённый охотничьей винтовкой системы Бердана. Заняв часть домов в Романовке и разместив раненых, Батлер отправил добровольцев в соседнее село Ново-Нежино – за дополнительными силами. Тем временем сохранившие боеспособность солдаты старались не пустить наступающих цепями партизан в деревню. Поезд с американским подкреплением (58 солдат и пулемётчиков) прибыл в Романовку около 8 часов утра, после чего партизанская атака прекратилась. Были убиты по крайней мере 19 американцев, многие получили ранения.

«Земля была усеяна истекающими кровью телами американских солдат», - с ужасом вспоминал лейтенант Кендалл. По его словам, нападавшие применяли пули дум-дум. 

Итоги наступления

Отряд Владивостокова отчитался об 80 уничтоженных американцах в районе деревни Казанка. Цемухинцы и майхинцы, которыми непосредственно командовал Сергей Лазо, по воспоминаниям очевидцев, в общей сложности уложили сотню интервентов. Однако историки считают эти цифры завышенными, учитывая, что американцы были вооружены пулеметами, а у партизан мощного оружия не было.

Несмотря на смелую вылазку, Лазо не добился особых результатов. Действия красных лишь спровоцировали ответный удар интервентов и белогвардейцев. Партизаны вынуждены были уйти далеко в тайгу, где практически безвылазно просидели до декабря 1919 года. С американцами они больше не воевали: те эвакуировались из Приморья в начале 1920 года.

Источник ➝

Сколько самозванцев называли себя русскими царями

Четыре десятка «Петров III», семь «царевичей Алексеев Петровичей», пять Лжедмитриев, четверо Лжеивашек… Красной нитью пронизана российская история явлением самозванства, расцвет которого пришелся на Смутное время, продолжился в эпоху дворцовых переворотов и легким эхом откликнулся в наши дни.

Мужицкие царевичи


Самым известным из «первооткрывателей» стал Осиновик, который именовал себя внуком Ивана Грозного. О происхождении самозванца ничего не известно, однако, есть данные, что он принадлежал к казакам или был «показачившим» крестьянином.

«Царевич» впервые объявился в 1607 году в Астрахани. Идею Осиновика поддержали «братья» - лжецаревичи Иван-Августин и Лаврентий. Троице удалось убедить волжских и донских казаков «искать правды» в Москве (или казакам удалось убедить троицу?). По одной из версий во время похода между «царевичами» возник спор из разряда «ты меня уважаешь?» или «кто же из нас самый что ни на есть настоящий-пренастоящий?» Во время разборок Осиновик и был убит. По другой версии, казаки не смогли простить «воеводе» поражения в битве при Саратове и повесили «вора и самозванца». Все трое самозванцев были наречены летописным прозвищем «мужицкие царевичи».

Отрепьев и другие Лжедмитрии

Смутное время на Руси наступило со смертью царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Был ли он зарезан людьми Годунова или сам напоролся на ножичек во время игры? - доподлинно не известно. Однако его гибель привела к тому, что самозванцы начали появляться в стране подобно грибам после дождя. Лжедмитрием I стал беглый монах Григорий Отрепьев, который при поддержке польского войска в 1605 году взошел на Российский престол, при этом его признала даже «мать» - Мария Нагая и «председатель следственной комиссии», еще один будущий царь Василий Шуйский.

Гришке удалось «порулить» страной год, после чего он был убит боярами. Почти сразу же объявился второй «претендент на престол», выдававший себя теперь уже за Лжедмитрия I, которому удалось спастись от расправы бояр.

В историю Лжедмитрий II вошел под прозвищем «Тушинский вор». Через 6 лет российская история узнала еще и Лжедмитрия III или «Псковского вора». Правда, ни тот, ни другой до Москвы не добрались.

Лжеивашки

Лжеивашками в русской истории именуется огромное количество «отпрысков» Лжедмитрия и польской аристократки Марии Мнишек, которая была женой как первого, так и второго «царевича Дмитрия».

По одной из версий, настоящий сын Марии Мнишек Ивашка «Ворёнок» был повешен у Серпуховских ворот в Москве. Петля на шее мальчика действительно могла не затянуться из-за его малого веса, однако, скорее всего, ребенок погиб от холода.

Позже о своем «чудесном спасении» заявил польский шляхтич Ян Луба, которого после долгих переговоров в 1645 году выдали Москве, где он признался в самозванстве и был помилован. Еще один Лжеивашка объявился в Стамбуле в 1646 году – так решил именовать себя украинский казак Иван Вергуненок.

«Сын» царя Василия Шуйского

Чиновник из Вологды Тимофей Анкудинов стал самозванцем, скорее, по стечению обстоятельств. Запутавшись в делах и, по одной из версий, успев прихватить приличную сумму денег, он сжег свой дом (вместе, кстати, с женой, которая хотела его выдать) и бежал за границу. И там Тимошу понесло… В течение 9 лет он колесил по Европе под именем «князя Великопермского» и выдавал себя за никогда не существовавшего сына царя Василия IV Шуйского.

Благодаря изобретательности и артистизму, заручился поддержкой весьма влиятельных особ, среди которых Богдан Хмельницкий, королева Швеции Кристина, Папа Римский Иннокентий X.

В случае своего «воцарения» обещал «поделиться территориями» и предлагал ряд других уступок, формулируя их в указах, на которых свою подпись скреплял собственной печатью. В итоге был выдан царю Алексею Михайловичу, доставлен в Москву и четвертован.

Лжепетры

Многие поступки Петра Великого вызывали у народа, мягко скажем, непонимание. То и дело по стране ползли слухи, что правит страной «подмененный немец». Тут и там начали появляться «настоящие цари».

Первым Лжепетром стал Терентий Чумаков, который начал свое путешествие от Смоленска. Явно полусумасшедший человек назывался Петром Алексеичем и «тайно изучал свои земли, а также следил за тем, кто и что говорит про царя».

Он закончил свою «ревизию» там же, в Смоленске – скончался, не выдержав пыток. Московский купец Тимофей Кобылкин – еще один «Петр Первый». По дороге в Псков, купец был ограблен разбойниками. Домой пришлось добираться пешком, а отдыхать, понятное дело, в придорожных трактирах. Не придумав ничего умнее, чем представиться первым капитаном Преображенского полка Петром Алексеевым, купец, конечно, получал почет и уважение, а вместе с ними и обеды с напитками «для аппетита». Горячительное настолько пропитало ум бедняги, что он начал рассылать местным воеводам угрожающие депеши. Над историей можно было бы посмеяться, если бы не печальный конец. По возвращении домой Кобылкин был арестован и после пыток обезглавлен.

«Наследники» Петра

Как известно, Петр Великий, подозревая своего сына Алексея в заговоре и государственной измене, приговорил первенца к смертной казни. И вполне закономерным было появление слухов «о чудесном спасении царевича», что привело к появлению достаточного количества «наследников», готовых в будущем претендовать на престол. В истории упоминается по крайней мере о семи «потомках» Петра. Невзирая на то, что все они были сумасшедшими, пропойцами или бродягами, их ожидала одна участь – смертная казнь.

Петры III

Особенно «везло» на самозванцев Петру III, который был отстранен от правления собственной же женой Екатериной II, а затем убит.

Народ не поверил в смерть «бедного» царя, возможно, именно поэтому первого самозванца – беглого солдата Гаврилу Кремнева и его полуторатысячное войско, шедшее на Москву, народ провожал иконами и колокольным звоном.

Правда, только завидев регулярную армию, войско «царя» разбежалось. Екатерина милостиво отнеслась к «претенденту»: повелела выжечь на лбу «БС» (беглец и самозванец), возить по деревням, где «царь» «выступал» с речами, и прилюдно сечь кнутом, а затем сослать на вечную каторгу. Царица со свойственной ей иронией посоветовала подданным поститься не только в еде, но и в питие. Чуть позже ей станет не до шуток, когда страну залихорадит от Пугачевщины.

Картина дня

))}
Loading...
наверх