Сражение у Сагопшина – «кавказская Прохоровка» Великой Отечественной войны

На сегодняшний день село Сагопши, носившее ранее имя Сагопшин, – это довольно крупный населённый пункт, находящийся на территории Малгобекского района Ингушетии. На данный момент село имеет 11 тысяч жителей и жизнь в нём оставалась достаточно мирной даже в то время, когда в соседней республике были две активные фазы войны. Однако такое спокойствие и мирная жизнь были в сели далеко не всегда, ведь осенью 1942 года в районе Сагопшина, Малгобека, сёл Верхний и Нижний Курп, а также ближайших населённых пунктов велись ожесточённые боевые действия.

Именно здесь советские войска в рамках Моздоко-Малгобекской оборонительной операции смогли остановить наступление немецких войск, в том числе элитной дивизии СС «Викинг», тем самым не допустив врага к нефти Кавказа.

В качестве предисловия

Летне-осенняя компаний Третьего рейха на восточном фронте в 1942 году предполагала проведения активного наступления немецких сил на южном фланге советско-германского фронта. Главное идеей операции, получившей кодовое название «Блау», было проведение наступательной операции силами 6-й полевой и 4-й танковых армий на Сталинград с выходом к Волге, наступление на Ростов-на-Дону, а затем выполнение общего наступления на Кавказ. После того, как немецким войскам удалось занять Ростов-на-Дону, Гитлер посчитал операцию «Блау» полностью выполненной, после чего 23 июля 1942 года немецким командованием была издана новая директива №45 о начале новой операции, получившей название «Брауншвейг».

В соответствии с новыми планами группе армий «А» силами армейской группы Руоффа, состоящей из 17-й армии и 3-й румынской армии, предписывалось нанести удар через Западный Кавказ и далее по черноморскому побережью выйти в район Батуми, для того чтобы захватить имеющиеся там запасы нефти. 1-й и 4-й танковым армиям ставилась задача захватить нефтяные районы Грозного и Майкопа и через перевалы Центрального Кавказа выйти в районы Баку и Тбилиси. Группа армий «Б» должна была выполнить захват Сталинграда и затем перейти к обороне на рубеже Дона. Решение о захвате немецкими войсками Астрахани должно было приниматься немецким командование после победы под Сталинградом.

Какие цели преследовал удар Третьего рейха на Кавказе?

Боевые действия, запланированные немецким командованием на Кавказе, преследовали важную стратегическую цель, а именно – овладеть местными советскими нефтяными месторождениями. Стоит напомнить нашим читателям, что на протяжении практически всей Второй мировой войны Третий рейх испытывал серьёзные трудности с поставками углеводородного топлива. При этом практически в это же самое время в Советском Союзе на 1940 год добывалось 33 миллиона тонн нефти, из которых около 22,3 миллионов тонн добывалось в Азербайджане (Азнефетедобыча) – 73,63%, еще более 2,2 миллионов тонн добывалось в районе Грозного (Грознефть), вместе с Дагнефтью они давали еще 7,5% добычи чёрного золота. Захват этих районов немецкими войсками, скорее всего, стал бы сокрушительным ударом для Советского Союза. Ещё одной важной, но уже второстепенной задачей немецких войск во время наступления на Кавказе была ликвидация каналов поставки военной техники и товаров промышленного назначения из Ирана в СССР в рамках действия программы Ленд-лиза.

Реализуя собственный план на практике, 2 сентября немецкие войска пересекли реку Терек и смогли вклиниться в советскую оборону. Развернулось ожесточённое сражение в районе Малгобека и расположенных в непосредственной близости от него сёл, которые перекрывали наступающим немецким войскам путь в Алханчуртскую долину, от которой оставалось совсем немного до месторождений грозненской нефти. Планируя наступление, немецкое командование в качестве одной из точек удара выбрало район вокруг села Сагопшин, расположенного южнее Малгобека. И именно под Сагопшином, расположенного у входа в Алханчуртскую долину, состоялось одно из самых крупных встречных танковых сражений всей летне-осенней кампании 1942 года на советско-германском фронте.

Коротко о начале сражения под Сагопшином

Стоит сказать, что с обеих сторон под Сагопшином принимало участие более 120 танков и самоходных орудий. С советской стороны в сражении участвовала 52-я танковая бригада под командованием майора Владимира Ивановича Филиппова. А с немецкой стороны части элитной 5-й моторизованной дивизии СС «Викинг». Стоит сказать, что многие современные историки называют развернувшееся под Сагопшином сражение не иначе, как «Кавказская Прохоровка», естественно, делая поправку на количество участвующих в этих боевых действиях сил и соединений.

 

Для развития успеха наступления немецкое командование перебросило под Сагопшин 5-ю моторизованную дивизию СС «Викинг», в состав которой входили: моторизованные полки «Вестланд» и «Нордланд», танковый батальон «Викинг», части самоходного противотанкового дивизиона и вся артиллерия. И даже не смотря на то, что дивизия понесла значительные потери в предыдущих боях, а также испытывала снарядный голод, она всё равно обладала довольно значительными силами в пехоте и бронетехнике. Так, например, танковый батальон «Викинга» насчитывал 48 боевых машин, главным образом, это были средние танки Pz III с длинноствольными 50-мм пушками (34 машины), а также 9 танков Pz IV и пять лёгких Pz II. Помимо этого, немцы имели на вооружении как минимум десяток самоходных установок из состава противотанкового дивизиона СС «Викинг», скорее всего, это были какие-то модели САУ «Мардер», которые активно использовались немцами в боях за Сталинград и Кавказ летом-осенью 1942 года. Эта информация подтверждается и мемуарами немецкого танкиста Тике Вильгельма, который говорит о них как об артиллерийских орудиях, установленных на самоходные лафеты.

Если говорить о советской стороне, то единственным подвижным соединением на этом направлении, которым располагало советское командование, была 52-я танковая бригада майора Филиппова. Скорее всего, к началу боевых действий под Сагопшином она имела в собственном составе около 40–50 танков. Помимо 52-й танковой бригады, с советской стороны в бою 28 сентября также принимали участие батальон мотопехоты и 863-й истребительно-противотанковый полк майора Ф. Долинского. Советская сторона также имела преимущества в виде умело подготовленных оборонительных позиций, местности, а также грамотных действиях командного состава. На этом же участке фронта вела оборонительные действия 57-я гвардейская стрелковая бригада, ранее подвергавшаяся массированным атакам. 26 сентября немецкие войска смогли прорвать её позиции. В бою 28 сентября пехота бригады после массированной атаки немцев частично разбежалась, а частично отступила, не оказав противнику должно сопротивления.

История создания и боевой путь 52-й танковой бригады

52-я танковая бригада по своей сути относится к частям и соединениям, сформированным уже в военное время. Процесс создания этой танковой бригады был начат 21 декабря 1941 года в Тбилиси. В качестве солдат и офицеров для этого воинского соединения выступили военнослужащие 21-го запасного танкового полка, 28-й запасной стрелковой бригады, 21-й истребительной авиашколы и 18-го запасного транспортного полка. С 22 декабря 1941 года по 3 августа 1942 года занимаются изучением боевых машин, сплочением экипажей взводов, рот, батальонов и бригады. Стоит сказать, что к моменту отправки на фронт т 8 августа 1942 года бригада была полностью оснащена вооружением и техникой. На 11 мая бригада располагала 10 тяжёлыми танками КВ-1, 20 средними танками Т-34 и 16 лёгкими танками Т-60, численность личного состава 1103 человека.

 

В конце сентября начале октября 1942 года состав боевой техники был уже довольно разношёрстным, например, по данным на 1 октября 1942 года (через два дня после сражения) в составе бригады было 3 тяжёлых танка КВ-1, 3 средних танка Т-34, 8 лёгких танков Т-60, 9 американских М3л и 10 британских МК-3. Также в составе числились два трофейных Т-3, которые, с большой долей вероятности стали трофеями сражения возле Сагопшина. Стоит сказать, что, по мнению историков, восполнение потерь в бригаде в основном шло за счёт техники, поставляемой по ленд-лизу, а именно, американских танков M3 Stuart (М3л) и британских Mk III Valentine (МК-3). При этом по итогам боя 28 сентября советская сторона отчиталась о потере 10 танков, пять из которых были сгоревшими, а пять подбитыми.

Планирование отражения немецкого наступления на Сагопшин

Долинский и Филиппов совместно занимались разработкой плана будущего сражения, решив защищаться на узком участке между Сунженским и Терским горными хребтами. Здесь под их руководством было создано три линии противотанковых оборонительных пунктов, каждый из которых состоял из танковой засады, противотанковых пушек, установленных на флангах позиции, и автоматчиков. Первая оборонительная линия, состоящая из трёх засад, по замыслам советского командования должна была разбить главный ударный «таран» немецких войск, рассредоточить их силы и нанести наибольший урон. Для этого на первой линии размещались М3л и «тридцатьчетвёрки». На второй линии обороны советским командованиям были установлены все имеющиеся танки КВ и 76-мм орудия. Третья оборонительная линия создавалась в основном для того, чтобы уничтожить немецкие силы, сумевшие прорваться через две предыдущие линии советской обороны. Стоит сказать, что советским командирам удалось подготовить на главном направлении удара немецких войск настоящий капкан, состоящий из мощной эшелонированной обороны.

И 28 сентября 1942 года немецкие войска угодили в подготовленную для них ловушку, полностью увязнув в обороне советских ПТОПОв. А всё, что произошло после этого, вошло в мировую историю войн как танковое сражение в битве у Малгобека.

План немецкого командования по нанесению удара по Сагопшину

Утром 26 сентября командир 5-й моторизованной дивизии СС «Викинг» получил от командующего 1-й танковой армией радиограмму «Вся армия смотрит на Вашу дивизию. Ваша задача – пробить армии путь на Грозный. Жду Вас с Вашим передовым отрядом сегодня вечером в 18.00 у Сагопшина. Подписано: фон Клейст». Однако 26 сентября немецкие войска так и не сумели добраться до Сагопшина, хотя и не оставляли попыток прорыва, серьёзно тесня пехоту 57 ГСБр.

По планам немецкого командования, 1-я рота танкового батальона «Викинг» с главными силами полка «Вестланд» атакует Сагопшин с фронта. Вторая рота танкового батальона «Викинг» обходит Сагопшин с севера и выходит на дорогу Сагопшин – Нижние Ачалуки, перекрывая её и, в зависимости от складывающейся обстановки, атакует Сагопшин с тыла. Решение о времени начала атаки должен был принять командир танкового батальона «Викинг». Его расчёт заключался в том, чтобы максимально использовать утренний туман, который должен был снизить превосходство танков Т-34 и КВ в дальности эффективной стрельбы, так как немецкие танки Pz III и Pz IV в этом плане были достаточно уязвимы.

Бой под Сагопшином

До рассеивания тумана немцы сумели углубиться в оборону советских войск, преодолев их первые позиции, однако после того, как плотность тумана снизилась, по немецким войскам был открыт ураганный огонь. По танкам била советская артиллерия и миномёты с дистанции менее 700 метров, а пулемётный и оружейный огонь прижал немецкую пехоту, отсекая её, таким образом, от техники. Немецкие солдаты и командиры отмечали, что с высот от Малгобека по ним вела интенсивный огонь советская артиллерия. Проведение фронтальной атаки батальонов полка «Вестланд» на Сагопшин ни к чему не привело, пехота залегла, при этом практически сразу же был убит командир головной роты гауптштурмфюрер Виллер.

Не замечая, что немецкая пехота отсечена от машин огнём и отступает, немецкие танкисты продолжили атаку, продвинувшись практически вплотную к советским позициям, однако уже на первом рубеже советской обороны ими было потеряно шесть машин. Был подбит и танк командира танкового батальона «Викинг» штурмбанфюрера Мюленкампа, который позднее, описывая этот бой, отмечал, что солнце в то утро поднялось раньше планируемого и смогло очень быстро рассеять туман. Именно после того, как туман рассеялся, немецкие солдаты обнаружили, что находятся посреди полевых оборонительных позиций противника в линии его траншей и опорных пунктов. В 800 метрах от себя он увидел советские танки, которые определил как Т-34. По воспоминаниям Мюленкампа, по ним вели огонь и танки, и артиллерия. Довольно быстро танк командира батальона был подбит, первый снаряд попал в корму танка за башней, вспыхнул двигатель. Второе попадание пришлось в передний люк, был ранен механик-водитель. Третье попадание пришлось в башню справа сзади. Двухсоткилограммовый люк провалился в боевое отделение, отрубив руку радисту, который в это время вёл огонь из пулемета. Мюленкампу удалось пережить этот бой, он покинул уже горящий танк через нижний люк и помог выбраться тяжелораненым механику-водителю и радисту. Уже возле покинутой боевой машины огнём из пулемёта с проехавшего в 100 метрах от них советского танка был смертельно ранен наводчик из экипажа Мюленкампа, в командирском танке – это всегда офицер связи батальона – унтерштурмфюрер (лейтенант) Кёнтроп. Позднее Мюленкамп дважды пересаживался в другие танки, для того чтобы наладить управление батальоном, однако оба раза советская артиллерия и танки поражали эти машины.

В качестве послесловия

Бой 28 сентября длился под Сагопшином десять часов, и по советским данным немцы потеряли в бою 54 танка и самоходок, из них 23 – сгоревшими. Советские потери составляли 10 танков, из них пять боевых машин было потеряно безвозвратно. Стоит сказать, что по немецким документам также следует, что в этот день немцы понесли большие потери, чем их противник. 29–30 сентября немцы продолжили попытки прорвать советскую оборону, используя для этого только пехотные подразделения. По мнению историков, во многом именно сражение под Сагопшином решило судьбу всего Малгобекского сражения, а оно в свою очередь поставило крест на планах немецкого командования по захвату нефтяных месторождений Кавказа.

Источник ➝

Сколько самозванцев называли себя русскими царями

Четыре десятка «Петров III», семь «царевичей Алексеев Петровичей», пять Лжедмитриев, четверо Лжеивашек… Красной нитью пронизана российская история явлением самозванства, расцвет которого пришелся на Смутное время, продолжился в эпоху дворцовых переворотов и легким эхом откликнулся в наши дни.

Мужицкие царевичи


Самым известным из «первооткрывателей» стал Осиновик, который именовал себя внуком Ивана Грозного. О происхождении самозванца ничего не известно, однако, есть данные, что он принадлежал к казакам или был «показачившим» крестьянином.

«Царевич» впервые объявился в 1607 году в Астрахани. Идею Осиновика поддержали «братья» - лжецаревичи Иван-Августин и Лаврентий. Троице удалось убедить волжских и донских казаков «искать правды» в Москве (или казакам удалось убедить троицу?). По одной из версий во время похода между «царевичами» возник спор из разряда «ты меня уважаешь?» или «кто же из нас самый что ни на есть настоящий-пренастоящий?» Во время разборок Осиновик и был убит. По другой версии, казаки не смогли простить «воеводе» поражения в битве при Саратове и повесили «вора и самозванца». Все трое самозванцев были наречены летописным прозвищем «мужицкие царевичи».

Отрепьев и другие Лжедмитрии

Смутное время на Руси наступило со смертью царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Был ли он зарезан людьми Годунова или сам напоролся на ножичек во время игры? - доподлинно не известно. Однако его гибель привела к тому, что самозванцы начали появляться в стране подобно грибам после дождя. Лжедмитрием I стал беглый монах Григорий Отрепьев, который при поддержке польского войска в 1605 году взошел на Российский престол, при этом его признала даже «мать» - Мария Нагая и «председатель следственной комиссии», еще один будущий царь Василий Шуйский.

Гришке удалось «порулить» страной год, после чего он был убит боярами. Почти сразу же объявился второй «претендент на престол», выдававший себя теперь уже за Лжедмитрия I, которому удалось спастись от расправы бояр.

В историю Лжедмитрий II вошел под прозвищем «Тушинский вор». Через 6 лет российская история узнала еще и Лжедмитрия III или «Псковского вора». Правда, ни тот, ни другой до Москвы не добрались.

Лжеивашки

Лжеивашками в русской истории именуется огромное количество «отпрысков» Лжедмитрия и польской аристократки Марии Мнишек, которая была женой как первого, так и второго «царевича Дмитрия».

По одной из версий, настоящий сын Марии Мнишек Ивашка «Ворёнок» был повешен у Серпуховских ворот в Москве. Петля на шее мальчика действительно могла не затянуться из-за его малого веса, однако, скорее всего, ребенок погиб от холода.

Позже о своем «чудесном спасении» заявил польский шляхтич Ян Луба, которого после долгих переговоров в 1645 году выдали Москве, где он признался в самозванстве и был помилован. Еще один Лжеивашка объявился в Стамбуле в 1646 году – так решил именовать себя украинский казак Иван Вергуненок.

«Сын» царя Василия Шуйского

Чиновник из Вологды Тимофей Анкудинов стал самозванцем, скорее, по стечению обстоятельств. Запутавшись в делах и, по одной из версий, успев прихватить приличную сумму денег, он сжег свой дом (вместе, кстати, с женой, которая хотела его выдать) и бежал за границу. И там Тимошу понесло… В течение 9 лет он колесил по Европе под именем «князя Великопермского» и выдавал себя за никогда не существовавшего сына царя Василия IV Шуйского.

Благодаря изобретательности и артистизму, заручился поддержкой весьма влиятельных особ, среди которых Богдан Хмельницкий, королева Швеции Кристина, Папа Римский Иннокентий X.

В случае своего «воцарения» обещал «поделиться территориями» и предлагал ряд других уступок, формулируя их в указах, на которых свою подпись скреплял собственной печатью. В итоге был выдан царю Алексею Михайловичу, доставлен в Москву и четвертован.

Лжепетры

Многие поступки Петра Великого вызывали у народа, мягко скажем, непонимание. То и дело по стране ползли слухи, что правит страной «подмененный немец». Тут и там начали появляться «настоящие цари».

Первым Лжепетром стал Терентий Чумаков, который начал свое путешествие от Смоленска. Явно полусумасшедший человек назывался Петром Алексеичем и «тайно изучал свои земли, а также следил за тем, кто и что говорит про царя».

Он закончил свою «ревизию» там же, в Смоленске – скончался, не выдержав пыток. Московский купец Тимофей Кобылкин – еще один «Петр Первый». По дороге в Псков, купец был ограблен разбойниками. Домой пришлось добираться пешком, а отдыхать, понятное дело, в придорожных трактирах. Не придумав ничего умнее, чем представиться первым капитаном Преображенского полка Петром Алексеевым, купец, конечно, получал почет и уважение, а вместе с ними и обеды с напитками «для аппетита». Горячительное настолько пропитало ум бедняги, что он начал рассылать местным воеводам угрожающие депеши. Над историей можно было бы посмеяться, если бы не печальный конец. По возвращении домой Кобылкин был арестован и после пыток обезглавлен.

«Наследники» Петра

Как известно, Петр Великий, подозревая своего сына Алексея в заговоре и государственной измене, приговорил первенца к смертной казни. И вполне закономерным было появление слухов «о чудесном спасении царевича», что привело к появлению достаточного количества «наследников», готовых в будущем претендовать на престол. В истории упоминается по крайней мере о семи «потомках» Петра. Невзирая на то, что все они были сумасшедшими, пропойцами или бродягами, их ожидала одна участь – смертная казнь.

Петры III

Особенно «везло» на самозванцев Петру III, который был отстранен от правления собственной же женой Екатериной II, а затем убит.

Народ не поверил в смерть «бедного» царя, возможно, именно поэтому первого самозванца – беглого солдата Гаврилу Кремнева и его полуторатысячное войско, шедшее на Москву, народ провожал иконами и колокольным звоном.

Правда, только завидев регулярную армию, войско «царя» разбежалось. Екатерина милостиво отнеслась к «претенденту»: повелела выжечь на лбу «БС» (беглец и самозванец), возить по деревням, где «царь» «выступал» с речами, и прилюдно сечь кнутом, а затем сослать на вечную каторгу. Царица со свойственной ей иронией посоветовала подданным поститься не только в еде, но и в питие. Чуть позже ей станет не до шуток, когда страну залихорадит от Пугачевщины.

Картина дня

))}
Loading...
наверх