Мария Никифорова: за что белые расстреляли самую лихую атаманшу

Тяжелые времена Гражданской войны в нашей стране выявили немало выдающихся женщин. Одни из них стали революционерками, другие ушли в банды, порой даже возглавив их. Особое место в этом списке занимает легендарная атаманша Маруся, чья жизнь достойна экранизации - может быть положена в основу остросюжетного боевика.

Из бобмисток в бандитки

Известность Мария Григорьевна Никифорова приобрела задолго до начала Гражданской войны в России. В 16 лет девушка ушла из дома, за короткое время сменила немало профессий - от няни до мойщицы бутылок на ликероводочном заводе.

Разумеется, подобная судьба не была пределом ее мечтаний, и вскоре Марию закрутил водоворот анархического движения, причем в самом жестком его проявлении – безмотивников. Эти люди боролись против всех богатеев, исповедуя принцип: «Борьба ради борьбы». Безмотивники взрывали бомбы в магазинах, ресторанах, галантерейных лавках.

Отчаянная Мария Никифорова считалась лучшей из бомбисток. На ее счету было немало удачных терактов против властей на юге России. Ее не раз ловили. Однажды девушка попала в засаду, но не сдалась, а попыталась подорвать саму себя. Однако самодельная бомба не сработала. Марию приговорили к пожизненной каторге, хотя шлейф из трупов, тянувшийся за ней, был настолько длинным, что ей, по идее, грозило повешение.

Международный терроризм

С каторги Мария, которую к этому времени все окружающие звали просто Марусей, бежала в 1910 году. Однако в России она не осталась, благоразумно переправившись в Японию, а затем в США. В эмиграции у Маруси неожиданно раскрылся эпистолярный талант. Она поступила на работу журналисткой в русскую анархическую газету, одновременно став видным деятелем Союза русских рабочих США и Канады. Но спокойная жизнь была не для нее.

Вскоре она вновь переехала, на этот раз в Испанию. Ее появление в этой европейской стране ознаменовалось масштабными грабежами магазинов и домов богатых обывателей Мадрида. Мало этого, активистка анархического движения организовала курсы для начинающих бомбистов Испании. Но однажды Марусю ранили, и она была вынуждена бежать в Париж. Политэмигранты Франции приняли ее как родную. Маруся подружилась с революционером Владимиром Антоновым-Овсеенко и вышла замуж за польского анархиста Витольда Бжостека.

Здесь же у нее проснулась тяга к искусству. Маруся ни много ни мало начала брать уроки ваяния у самого Огюста Родена, который нашел ее талантливой ученицей. В этот момент как на беду грянула Первая мировая война. Маруся бросила мужа и пошла на курсы офицеров кавалерии. Самое невероятное, что она действительно в 1916 году получила звание французского офицера кавалерии и отбыла на Балканский фронт громить турок.

Под знаменем революции

Следующий крутой вираж судьба Марии Никифоровой сделала в феврале 1917 года, после того, как она узнала о буржуазной революции в России. Решив посчитаться с властями за бедное детство и каторгу, Маруся бросила службу во французской армии и чудом через линии фронтов и границы стран пробралась в революционный Петроград. Здесь ее как выдающегося оратора ждали многочисленные митинги с призывами идти брать штурмом Зимний дворец.

В какой-то момент Мария решила посетить свою родную Украину. И тут-то и взошла ее счастливая звезда. Созданная ею банда анархистов захватила Александров, а затем влилась в знаменитую армию батьки Махно. Началась разгульная жизнь с грабежами, расстрелами и кутежами.

С помощью нагана и шашки атаман Маруся творила свой «справедливый» суд, в том виде, в каком его могла представлять профессиональная террористка. Однако прибывший из Петрограда комиссар Временного правительства каким-то чудом умудрился арестовать Марусю и заключить ее в местную тюрьму. Правда, ненадолго. Уже на следующий день тюрьма была взята анархистами штурмом, а легендарную атаманшу на свободу вынесли буквально на руках. После Октябрьской революции 1917 года дела Маруси резко пошли в гору. Ее номинальный начальник батька Махно, как известно, был в хороших отношениях с большевиками. От их имени вооруженными подразделениями красноармейцев на Украине командовал приятель Маруси по Парижу - Антонов-Овсеенко. Заручившись его поддержкой при одобрении батьки Махно, Мария Никифорова сформировала собственные анархические конные отряды, назвав их Вольной боевой дружиной атамана Маруси. Численность дружины составляла в разное время от 300 до 500 человек, в распоряжении которых кроме тачанок имелся даже собственный броневик.

Во время Гражданской войны на Украине среди немецких, австро-венгерских и украинских военных возникала настоящая паника, едва они слышали о приближении боевых отрядов атамана Маруси. Тем не менее жестокость Марии Никифоровой поднадоела даже ее соратникам.

В 1918 году большевики арестовали ее за грабежи мирного населения и предали суду. Неизвестно сколько бы еще прожила на этом свете Маруся, если бы не ходатайство Нестора Махно. Он лично призвал большевиков освободить «старую революционерку», подкрепив свою просьбу силой отряда монархистов, отправленных на бронепоезде в Таганрог вызволять знаменитую атаманшу. Никифорову под давлением авторитета Махно оправдали. Еще около года Маруся грабила российские города, пока очередной арест и суд в Москве не запретил ей занимать командные должности в Красной Армии. На этот раз Махно не решился заступаться за Марусю.

Но неугомонная Никифорова решила все начать с начала и вместе с мужем отправилась в Севастополь готовить взрывы в белогвардейском тылу. В городе ее выследила контрразведка белых. После недолгого суда в 1919 году ее расстреляли. Последними словами 34-летней террористки-атаманши были «Да здравствует анархия!»

Источник ➝

Подвиг ростовских зенитчиц

Как известно, «у войны не женское лицо» - но, несмотря на это, сотни тысяч женщин и девушек в годы Великой Отечественной войны встали в строй вместе с мужчинами. Конечно, лишь малая, можно сказать мизерная их часть воевала в пехоте, артиллерии или танковых войсках - там бойцов-женщин можно пересчитать по пальцам - зато множество их оказалось в тех частях, где им было вполне под силу заменить мужчин, которые уходили непосредственно на передовую. Ведь, по первоначальной задумке, там, где служили девушки, обычно не предполагалось непосредственного боевого соприкосновения с противником.

По крайней мере - теоретически. В жизни, как всегда, получалось не так, как задумано...

Эти несколько девушек, прозванные «железными подружками», окончили военную школу ПВО в городе Батайске весной 1942 года. Противовоздушная оборона считалась вполне подходящим родом войск для женщин - большого физического напряжения (такого, как в танке - да и у пехотинца в окопе) здесь все-таки не требовалось, орудия стояли стационарно, наводились на цель сравнительно несложно (в плане физических усилий имеется в виду). Поэтому девушек брали в зенитчицы достаточно охотно.

Все экзамены нашими героинями были сданы на высшие отметки, и всем присвоили квалификацию зенитчиц ПВО. Отныне девушки должными были оберегать от воздушных налетов небо родного Ростова. Их врагами должны были стать вражеские самолеты - но не наземные войска гитлеровцев...

Донскую столицу немцы принялись бомбить уже с августа 1941 года. Гитлеровских бомбардировщиков перехватывали наши истребители. Они взлетали с полевого военного аэродрома в станице Нижне-Гниловской (ныне улица Портовая), где базировался 182-й истребительный авиаполк. Там же стояли и зенитные батареи. Осенью 1941 года для них, как и для истребителей, нашлось много работы. Как и последующей зимой - ведь Таганрог оставался в руках немцев, там имелся аэродром, и время для того, чтобы гитлеровские самолеты достигали Ростова, составляло всего двадцать минут...

В июле 1942 года началась новая ожесточенная битва за Ростов. С неба сыпались тонны бомб. Остатки истребительного полка, машины и летчиков, уцелевших в июльских боях, перебросили на запасной аэродром на Кубани. Расчеты зенитных 37-миллиметровых орудий остались одни у пустой взлетной полосы.

Батарея на Нижне-Гниловской приняла на себя основной удар фашистской авиации в эти страшные июльские дни. Перед немецким наступлением Ростов бомбили несколько суток подряд. "Хейнкели" и "юнкерсы" совершали по 1200 вылетов в сутки. И сражаться с ними в основном приходилось нашим героиням. Немного цифр: чтобы сбить один самолет, в среднем из 37-мм зенитки надо было сделать 1500 выстрелов, а для этого требовалось поднести и зарядить 1500 зенитных снарядов. Так что в среднем каждая девушка переносила по полторы тонны металла в сутки.

Но не это оказалось самым страшным. 21 июля на позиции батареи двинулись немецкие танки. Зенитчицы могли бы отступить и спастись, тем более что снаряды к орудиям были на исходе и стрелять уже было особо нечем. Тем не менее ни одна не пожелала уйти с позиций и спастись, все они приняли здесь свой последний бой. Огнем своих орудий отважные зенитчицы уничтожили два танка 5-й эсэсовской дивизии "Викинг" и несколько мотоциклов. Но снаряды закончились, и остальные танки просто раздавили орудия вместе с зенитчицами. А потом немцы не могли поверить своим глазам, узнав, что у них на пути встали двадцать юных девушек...

https://zen.yandex.ru/media/sl...

Картина дня

))}
Loading...
наверх